Сообщество профессионалов выделенного сервиса
Стать резидентом Вход
Переход на налоговый мониторинг: требования и рекомендации от ФНС
Статья

Переход на налоговый мониторинг: требования и рекомендации от ФНС

В течение 2020 года регулярно выходили новости о переходе той или иной компании на режим налогового мониторинга. Начальник Управления налогового мониторинга ФНС России Марина Крашенинникова рассказала Клубу ОЦО о том, какие факторы подтолкнули бизнес активнее участвовать в налоговом мониторинге и как компаниям оценить собственную готовность к переходу на эту форму налогового контроля. 

— Марина, по итогам 2020 года количество компаний, которые перешли на налоговый мониторинг с 2021-го, существенно увеличилось. Сколько компаний должны перейти на налоговый мониторинг с 2021 года и насколько это число совпадает с вашими планами?

Мы уже можем назвать точное число компаний, которые перешли на налоговый мониторинг с 2021 года, — это 209 компаний. Мы ставили себе цель — 200 компаний, то есть наш план немного перевыполнен. Количество участников выросло более чем в два раза, в 2020 году в налоговом мониторинге участвовало 95 компаний, сейчас к ним добавилось 114 компаний.

— По вашим оценкам, чем был вызван рост интереса бизнеса к этой форме налогового контроля? Повлияла ли на это пандемия?

— На мой взгляд, повлияла совокупность нескольких факторов. У нас уже есть масса примеров, когда налогоплательщики перешли на налоговый мониторинг и много лет успешно работают в этом режиме. Поэтому все те опасения, которые были раньше, связанные с тем, что это пилотный проект, надо посмотреть, как он будет проходить, постепенно отпали. Все поняли, что это та форма контроля, которая развивается достаточно быстрыми темпами, все больше компаний хотят к ней присоединиться, чтобы успевать за теми изменениями, которые мы внедряем. 

Пандемия коронавируса, конечно же, тоже подтолкнула бизнес, потому что он столкнулся с неопределенностью из-за приостановки налоговых проверок и истребований документов, тогда как для тех компаний, которые перешли на налоговый мониторинг, ничего не изменилось, они чувствовали себя стабильно и продолжали работать по тем правилам, которые уже согласовали с налоговым органом.

В 2020 году из-за пандемии мы продлили сроки предоставления заявлений о переходе на режим налогового мониторинга до 1 октября (ранее — до 1 июля), благодаря чему его успели подать большее количество компаний. С этого, 2021 года и далее компании смогут подавать заявления до 1 сентября.

— До сих пор многие компании, которые пока не готовы участвовать в налоговом мониторинге, говорят об опасении, что в случае перехода налоговые органы получат доступ к полной информации об их деятельности, в том числе к конфиденциальным сведениям. Вы могли бы развеять эти опасения?

— У налогового органа есть полномочия по истребованию документов налогоплательщика, независимо от того, перешел он на налоговый мониторинг либо используется другая форма контроля. Являются ли сведения из этих документов конфиденциальными или нет, это вопрос классификации. В них содержится информация о сделках компании, фактах и событиях ее финансово-хозяйственной деятельности. Безусловно, налоговый орган может получить эти данные в любом случае. Разница только лишь в том, что при налоговом мониторинге налоговый орган получает доступ к системе, в которой эти документы находятся, это просто облегчение способа передачи данных: одно дело, когда ты их долго и упорно в контейнеры пакуешь или собираешь и передаешь через оператора ЭДО, другое дело — налоговый орган смотрит твои документы в системе.

— Второе опасение — дополнительные затраты, которые требуются на доработку существующих IТ-систем при переходе на налоговый мониторинг. Можно ли сказать, насколько они существенны?

— Это зависит от компании. Есть организации, которые работают на типовой учетной системе и переходят на налоговый мониторинг, они дают доступ налоговой службе к этой системе и не несут дополнительных затрат. На сегодняшний день нет требования, что каждый участник мониторинга должен разработать налоговую витрину. Если компания хочет создавать отдельную IТ-систему, она принимает такое решение самостоятельно и, как правило, для решения собственных управленческих задач, например для мониторинга дочерних обществ, чтобы консолидировать информацию по нескольким плательщикам в одной системе и самим ее отслеживать. Мы не заставляем создавать систему специально для нас, мы говорим: дайте нам доступ к той системе, в которой вы работаете. 

— Регулярно в СМИ появляются новости о том, что та или иная компания, которая решила перейти на налоговый мониторинг, встречается с налоговой службой, показывает ей свою IТ-систему. Насколько часто происходят такие встречи и какова их цель?

— Задолго до того, как налогоплательщики предоставляют заявление о переходе на налоговый мониторинг, они составляют дорожную карту по переходу на новый режим. Это целый комплекс мероприятий — большой план по совместной работе компании с налоговым органом. Проверяются все документы, налоговой службе дается тестовый доступ к системам, происходит демонстрация системы и тех функциональных особенностей, которые у нее есть, в том числе как будет выглядеть виртуальное рабочее место инспектора, что ему будет доступно. Это огромная работа, которая фактически проводится в течение года, предшествующего году проведения налогового мониторинга, и на каждом этапе идет очень тесная проработка всех вопросов с налоговым органом. Поэтому мы встречаемся, у каждого этапа есть отчетное мероприятие, когда налогоплательщик показывает, что он сделал, и предлагает тот или иной вариант реализации. Налоговый орган смотрит и говорит, что устраивает, а что необходимо доработать. 

— Как нужно компаниям перестроить систему внутреннего контроля для перехода на режим налогового мониторинга?

— У нас нет требования по перестройке системы внутреннего контроля. Еще в 2017 году в приказе ФНС России (Приказ ФНС России от 16.06.2017 года № ММВ-7-15/509@ «Об утверждении Требований к организации системы внутреннего контроля». — Прим. ред.) было прописано, какую информацию налогоплательщик должен раскрывать о системе внутреннего контроля (СВК). Нашим приказом предусмотрена методика по оценке уровня организации этой системы, которая включает пять этапов, но нет никаких ограничений, к примеру, что на налоговый мониторинг могут перейти компании только с определенным уровнем организации СВК. На этапе оценки налогоплательщик понимает, насколько его система соответствует утвержденным требованиям. Если не полностью, то не обязательно перестраивать СВК, возможно, нужно ее доработать либо достаточно доработать отчет о результатах функционирования системы. 

— Насколько снижение критериев для входа в налоговый мониторинг будет способствовать увеличению числа компаний, перешедших на эту форму налогового контроля?

— Действительно, мы в три раза снижаем суммовые критерии для перехода на режим налогового мониторинга. Конечно, мы ориентированы на то, чтобы расширить перечень потенциальных участников. Но прежде всего мы отвечаем на запросы тех компаний, которые уже были готовы перейти на эту форму налогового контроля, но не соответствовали старым критериям. Зачастую это организации, у которых либо контрагенты перешли на налоговый мониторинг, либо их головные компании, и они также хотят в этом направлении двигаться. Многие налогоплательщики планируют переход в последующий период в связи с тем, что у них такая возможность открывается. 

— Что бы вы могли посоветовать компаниям, которые только рассматривают вопрос перехода на режим налогового мониторинга? Как им оценить собственную готовность?

— Самый главный критерий, на мой взгляд, который позволяет компании оценить готовность, — наличие учетной системы, в которой все декларации формируются автоматически. Это первый тест, который налогоплательщик должен пройти. Второй тест — каждая операция должна иметь ссылку на первичный документ, и все документы должны быть в электронном виде. Сейчас это не обязательное требование, но нужно понимать, что большая часть документов (60–70%) должна быть прикреплена к соответствующим операциям в учете.

— Были ли в вашей практике случаи, когда компании сначала принимали решение о переходе на налоговый мониторинг, а затем отказывались от этого?

— Если такие случаи и были, то мы об этом не знаем, это было внутреннее решение компании. У нас нет такой практики, чтобы компании, которые подавали заявление о переходе на налоговый мониторинг, отзывали его после того, как решение уже было принято. Были те, кто планировали переход, но понимали, что в этом году они не успевают подготовиться, поэтому переносили подачу заявления на следующий год. Это очень концептуальный процесс, за которым стоит большая работа и подготовка, поэтому нельзя принять решение, а потом просто передумать.

— Вы часто участвуете в вебинарах и в профессиональных конференциях. Какие вопросы наиболее часто задают участники по поводу перехода на налоговый мониторинг, меняются ли они в последнее время?

— Если раньше регулярно спрашивали, когда переход на налоговый мониторинг станет обязательным для крупнейших налогоплательщиков, то теперь такой вопрос не задают. Чаще всего интересуются, когда налоговая служба законодательно пропишет требования к информационным системам, чтобы компании успели вовремя синхронизировать с ними свои IТ-системы. 2021 год как раз и будет посвящен проработке этих требований, мы будем тестировать их с пилотной группой компаний и надеемся, что к концу этого года они будут законодательно приняты.

Беседовала Анна Чернецкая

Электронная подпись и ЭДО в деталях
Электронная подпись и ЭДО в деталях
#Тренды #ЭДО

Федор Новиков, ФНС России, разъясняет порядок использования электронных подписей и перспективы перевода на ЭДО новых документов.

Опыт цифровизации ОЦО ABInBev Efes: бизнес без рутины
Опыт цифровизации ОЦО ABInBev Efes: бизнес без рутины
#Лучший опыт #Развитие ОЦО #Цифровизация

Владимир Демкин рассказывает, какие преимущества дает ОЦО BPM-система и почему реинжиниринг бизнес-процессов важнее любых технологий.

Похожие Статьи

Высокие столы. Приживется ли новый офисный тренд?
Высокие столы. Приживется ли новый офисный тренд?
#HR #Тренды

Разбираемся, действительно ли работа стоя повышает производительность сотрудников.

Главные критерии при выборе аутсорсера
Главные критерии при выборе аутсорсера
#Аутсорсинг #Стратегия #Тренды

Какие функции целесообразно передавать на аутсорсинг и почему стоимость услуг не может быть главным критерием выбора аутсорсера.

Обучение сотрудников ОЦО: возможности международной квалификации
Обучение сотрудников ОЦО: возможности международной квалификации
#HR #Тренды

Роман Андреев – о том, почему международная квалификация позволяет лучше мотивировать сотрудников на планирование и развитие карьеры.

Все IТ-системы в одном смартфоне: возможности и риски
Все IТ-системы в одном смартфоне: возможности и риски
#Тренды #Цифровизация

Дмитрий Басистый – о том, как встроить корпоративные мобильные приложения в ИТ-инфраструктуру ОЦО.

Данный веб-сайт использует файлы cookie для того, чтобы сохранить данные на вашем компьютере. Если вы продолжаете работать с этим веб-сайтом, мы предполагаем, что вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.